Мари-Элен Брусс «Женская модальность наслаждения»

Мари-Элен Брусс «Женская модальность наслаждения»
« Жаку Алену Миллеру, встреча с которым стала тюхе, ориентирующей меня в сторону психоанализа и в психоанализе».


Пока женщины выходят на авансцену, а категории сексуальности становятся все более разнообразными, психоанализ проливает свет на то, что женское несводимо к биологическим или культурным данностям. В этой книге исследуется женское вне гендера и по ту сторону фантазма. Она извлекает несколько опытов наслаждения из сказанного анализантами.

Женская сексуальность, «чёрный континент» фрейдовского психоанализа, является тайной. Мари-Элен Брусс даёт появиться эффектам знания из этой чёрной дыры. В пустоте заключён присущий женскому эротизм. В этой книге уточняется продвижение вперед Лакана: выделение иного по отношению к фаллическому наслаждения — нелокализованного, невыразимого, сходного с бесконечным.

Женское является способом наслаждаться, опыт которого всегда вызывает у говорящих существ удивление, модальностью наслаждения вне смысла, вне закона, но не вне тела.


Мари-Элен Брусс, психоаналитик, член École de la Cause freudienne и WAP.


ВВЕДЕНИЕ

Женщины сегодня во всех новостях. Накал страстей на мировой арене, особенно в средствах массовой информации, не отсутствует и в тех словах, которые высказываются в психоаналитическом опыте. Но модальность там иная, поскольку в психоанализе любая речь единична, уникальна.

В актуальной повестке звучат уже не только эгалитаристские требования всеобщего равенства. Равенство, как универсальная ценность, удерживает свою власть в новых модальностях, иногда сводясь к коммунитаристским требованиям: мы хотим равных с ними прав. Современное феминистское движение подчеркивает особенности женского опыта за пределами приобретенных прав, даже несмотря на то, что право на аборт даже сегодня порой оспаривается реакционными течениями. Перестав ориентироваться на примат маскулинности, дискурс sui generis (единственный в своем роде) навязывает себя, подчеркивая разделяемый женщинами опыт. Таким образом, в дискурсе появилось новое выражение, утверждающее, что «домашняя нагрузка» (charge mentale) ложится на плечи женщин в большей степени, чем мужчин. Таким образом, можно отметить, что бинарность мужчина / женщина, как бы она не ставилась под вопрос гендерными исследованиями, является значимой парой, которая продолжает поляризовать дискурс.

Психоанализ также является дискурсом. Но лакановская ориентация подчеркивает, что в отличие от других дискурсов, психоаналитический дискурс исключает доминирование [1]. Он смещает элемент, занимающий позицию агента власти в трех других дискурсах [2], а именно: господствующее означающее и предрассудки, предубеждения в дискурсе господина; изложение и объективация знания в дискурсе университета; субъективное разделение в дискурсе истерика. Следовательно, он не поддерживается ни одним из этих устоявшихся дискурсов ни на уровне индивидов, ни на уровне социальных групп. Психоанализ лакановской ориентации помещает на это место либидинозные объекты. Это позволяет совершать дешифровку путем раскрытия могущества этих объектов в отношении желания каждого говорящего существа.

Психоаналитическая клиника начинается с высказываний анализантов. Что же говорят сегодня анализанты о женщинах и женском? В нашем исследовании мы руководствовались именно тем фактом, что два эти термина: женщины (femmes) и женское (féminin), не пересекаются.

Женское, модальность наслаждаться

Женское, традиционно приравниваемое к материнскому, в современном дискурсе рассматривается с гендерной точки зрения, что приводит к умножению категорий. Психоаналитический опыт показывает, что гендер возникает в результате идентификаций. Но наслаждение не отвечает на идентификации.

В 1970-е годы феминистские движения начались с требований женщин взять власть над своим телом: планирование семьи, контрацепция, легализация абортов — вот темы, которые шли в направлении апроприации женщинами своего тела и отказа от предназначения выполнять репродуктивную функцию через деторождение, то есть отказ занимать место, которое подразумевало для них судьбу, сводящуюся к роли матери и жены.

Современный феминизм отличается, что очевидно по движению Metoo. На этот раз речь идет о волне, подчеркивающей требование, чтобы сексуальное наслаждение больше не определялось исключительно мужским желанием, о специфике женской сексуальности, об осуждении (dénonciation) позиции «жертвы» — термина, ставшего в новостях господствующим означающим. Однако ничто в этих утверждениях не ставит под сомнение общую для мужчин и женщин модель фаллического наслаждения. Теперь речь анализаток позволяет нам увидеть совершенно другую модальность наслаждения человеческих существ.

Лакан считает, что без «удерживания на горизонте субъективности своего времени [3]» психоанализ не может быть практикой как таковой. Он продолжает: «Потому что, как может стать его бытие осью столь многих жизней, бытие того, кто ничего не знает о диалектике, которая вовлечена с этими жизнями в символическое движение. Пусть он хорошо знает спираль, в которую его эпоха вовлекает его в продолжающейся работе Вавилона, и пусть он играет роль переводчика в разладе языков». Для аналитика речь идет о том, чтобы говорить на йазыке (lalangue) каждого и интерпретировать, исходя из сингулярности субъекта.

Тогда следует строго придерживаться следующего утверждения: психоаналитический подход к полу сингулярен; каждый анализант уникален и его отношение к сексуальному наслаждению не детерминировано ни логическим полом, ни гендером, ни социальным порядком. Пол возникает в результате травмы. Пол — это травма: «субъект уже здесь, в этой непроницаемой вещи, которую мы иногда называем травмой, иногда отменным наслаждением».

Чтобы приблизиться к тому, что говорится в анализе, к тому, что извлекается из высказываний некоторых субъектов, которые я слышу как аналитик, к этому всегда меткому высказыванию (bien dire), из которого мы извлекаем знание, я предлагаю здесь исследование того, чем является в наше время опыт женского наслаждения. Я далека от того, чтобы обходить его стороной, тем более свести его к уравниванию с мужским наслаждением, которое всегда кажется более определенным и четко очерченным. Успехи Лакана значительны в отношении женского наслаждения именно потому, что он определил его как тайну, нелокализуемую, неограниченную. Мы опираемся на него в нашей практике и в настоящей попытке исследования и выработки знания.

Эпистемическая встреча

Лакан всегда настаивал на том, чтобы психоаналитики не изолировали себя, а были открыты для смежных дисциплин. Его преподавание было отмечено постоянным интересом к различным областям знания, которые он непрерывно ставил на службу развитию психоанализа. Понятия, заимствованные из других областей, будучи погруженными в аналитический дискурс, получают в нем специфическое определение и новое использование. Параллелей и резонансов очень много, это оживляет.

Случайность встреч и остро ощущаемая необходимость связать психоанализ с актуальными достижениями науки произвели для меня открытие. Вот почему я пошла на встречу с двумя квантовыми физиками — Катрин Пепин и Маттео Барсулья, исследовательницей теоретической физики в Комиссариате по атомной и альтернативным видам энергии (CEA) и исследователем в Национальном центре научных исследований (CNRS). Lacanian Review [5] опубликовал эти интервью, из которых возникли три термина: «вакуум», «гравитационные волны» и «чёрные дыры». Подтвердилось, что эти концепты работают, когда речь заходит о подходе к женскому наслаждению говорящих тел в анализе.

Состояние вакуума, по словам исследователей, обладает энергией, которая проявляется по-разному. Квантовая частица может стать еще одним интересным для психоанализа лакановской ориентации элементом: она может быть одновременно и точечным объектом, и волной. Поэтому квантовые частицы могут находиться в двух местах одновременно. Кубиты (наименьшие единицы информации в квантовом компьютере) в одно и то же время являются 0 и 1. Тезис, который мы собираемся представить, состоит в том, что вводя то, что Лакан называет логикой сексуации, он позволяет утверждать, что говорящие тела могут одновременно и в одно и то же время быть вписаны в логику для-всех (logique du pour-tout) и логику, которую он называет логикой не-всего (logique du pas-tout), термин, который мы попытаемся уточнить на основе ее проявления в высказываниях анализантов.

Изобретенный Лаканом объект а является у человека не объектом желания, а объектом-причиной желания. Его невозможно ухватить непосредственно, но он пересекает высказывания анализанта, в соответствии с волнами, которые он производит в речи, которая во время лечения обнажает чёрную дыру — опыт наслаждения. Бессознательное желание — это волна, схватываемая путями, которые она прокладывает себе в языке.

У меня появилась идея позаимствовать два понятия, вакуум и волна, и подвергнуть их испытанию аналитической материей, мотериальностью (motérialité) говорящего тела. «Мотериализм» — неологизм, который был изобретен Лаканом, [путем замены буквы a на o в слове matérialisme (материализм) так, что на письме получается mot-érialisme, слово-материи] и обозначающий «способ, которым язык говориться и слышится для такого-то и такого-то в его особенности»; это слово, схваченное как материя, которая оседает: в нем «находится схватывание бессознательного». Математизированная материальность вакуума в физике соответствует в психоанализе специфической мотериальности йазыка (motérialité spécifique à lalangue), свойственной каждому говорящему телу.

Пустота как женская модальность наслаждаться

Плодом этой идеи является эта книга, посвященная женскому наслаждению, но не женщинам. Таким образом соединяются две части. Первая часть — «Опустошить мать» — начинается с экивоков йазыка (lalangue) и пытается показать, что актуальные преобразования и мутации материнства, символической функции, порождают новые парадоксы в лакановских разработках темы желания матери, не принадлежащего исключительно символическому. В основу второй части «Пустота как женская модальность наслаждения», легли собранные в ходе анализа говорящих существ (parlêtres) клинические элементы, разделенные как на мужские, так и на женские, и представлена схема наслаждения на женской стороне.


[1]. Cf. Lacan J., Journal d'Ornicar? Lacan pour Vincennes!» (1978), Ornicar?, n° 17/18, 1979, p. 278.
[2]. Lacan J., Le Séminaire, livre XVII, L'envers de la psychanalyse (1969 1970), texte établi par J.-A. Miller, Paris, Seuil, coll. Champ Freudien, 1991.
[3]. Lacan J., Fonction et champ de la parole et du langage en psychanalyse» (1953), Écrits, Paris, Seuil, 1966, p. 321.
[4]. Lacan J., (d'apres), de la structure comme immixtion d' une altérité préalable a une sujet quelconque. Conférence à Baltimore 1996, la cause du désir.
[5]. Barsuglia M., Brousse M.-H. & Mabille D., The real and the metaphoric in physics » & Brousse M.-H., De Georges R & Pépin C., The perfection of the void», The Lacanian Review, n° 7, printemps 2019, p. 14-27 & 28-50.
[6]. Lacan J., Conférence à Genève sur le symptôme » (1975), texte établi par J.-A. Miller, La Cause du désir, n° 95, 2017, p. 12-13.


Оглавление
ВВЕДЕНИЕ

Женское, модальность наслаждаться
Эпистемическая встреча

I – ОПУСТОШИТЬ МАТЬ

ДЕТСКОЕ ВОСПОМИНАНИЕ В АНАМОРФОЗЕ
ЛАКАНОВСКИЕ ПРОДВИЖЕНИЯ ВПЕРЕД

Структура / Топология / Логика

СЕМЬЯ ВО ВРЕМЕНА ОДНИХ-САМИХ-ПО-СЕБЕ (UNS-TOUT-SEULS)

Индифферентность
Неожиданное последствие: уход матери
От цепочки к узлу: третье железного порядка
(les troisés de l'ordre de fer)

ТРИ КЛИНИЧЕСКИХ УРОКА
ПУСТОТА КАК ТО, ЧТО ИМЕЕТСЯ

II – ПУСТОТА КАК ЖЕНСКАЯ МОДАЛЬНОСТЬ НАСЛАЖДАТЬСЯ

ЖЕНСКАЯ ПОЗИЦИЯ ГОВОРЯЩИХ ТЕЛ

Женское вне гендера
Женское по ту сторону фантазма
Ещё, ещё


ГЕТЕРОС В АНАЛИЗЕ РЕЧИ АНАЛИЗАНТОВ

Распыленные означающие: Скрыться / Непослушная-смыслу / Аноним, вне имени
Молчание, вне речи / Исчезновение


ГЕТЕРОТИЗМ ИЛИ ЭРОТИЗМ ПУСТОТЫ

Рисунок
Пустота
Стирание образа, имени и Одного
Непослушная-смыслу и молчание
Одиночество и исчезновение

НАСЛАЖДЕНИЕ ОТ ИСЧЕЗНОВЕНИЯ: БЫТИЕ ПЕРЕЧЕРКНУТЫМ

ЗАКЛЮЧЕНИЕ


https://www.ecf-echoppe.com/produit/modedejouirauf...

Made on
Tilda