«Сартр с Лаканом» Клотильд Легиль

«Сартр с Лаканом» Клотильд Легиль
«Любой возврат к Фрейду, который может стать предметом учения, достойного этого названия, может произойти лишь тогда, когда наиболее скрываемая истина манифистируется в революции культуры. Этот путь и есть единственное образование, на передачу которого, тем, кто ему следует, мы можем претендовать. Он называется стиль». Жак Лакан

Клотильд Легиль приглашает нас заглянуть за кулисы лакановских разработок, обнаруживая секретные и парадоксальные отношения с экзистенциальной философией Сартра. Если эти отношения Лакана с Сартром и можно отнести к разряду опасных связей, то потому, что существует риск ошибки и недоразумения: сартровский экзистенциализм отрицает измерение бессознательного, тогда как лакановская перспектива вводит в психоанализ структурализм для переосмысления фрейдовского бессознательного.

Лакан не отступает перед этим противоречием. Он реинвестирует концепты экзистенциальной философии, заставляя их заиграть на новый лад в аналитическом опыте как опыте субъективном. Через понятия желания, нехватки и тревоги, лакановский психоанализ поддерживает неустранимую сингулярность говорящего существа.

Клотильд Легиль

https://www.ecf-echoppe.com/produit/sartre-avec-la...

В поисках причины безумия
В выступлении 1946 года Лакан, рассматривая психогенез психический болезней, отвечает на вопрос: «Что такое безумие»? Здесь он нацелен не только на исследование психогенеза болезни, но и на вопрос «человеческих ценностей» (valeurs humains), заключённый в безумии. Если в диссертации Лакана используется понятие «психоз», отсылающее к знаниям о паранойe, то в «Предложении о психической причинности» Лакан выбирает использование более философского понятия — «безумие». Этот концептуальный выбор свидетельствует о его стремлении к рассмотрению психогенеза психической болезни и демонстрации того, что «в общем, феномен безумия неотделим от проблемы значения (signification) для человеческого существа, т. е. языка для человека». С самого начала было понятно, что безумие не является делом медицинским, но человеческим: это затрагивает именно само основание человеческого как опыта, в сердце которого находится связь со свободой, который и приводит каждое человеческое существо к идентификации с идеалом, отвечающим его нехватке-к-бытию. Идентификация находит свое выражение в дискурсе субъекта, в его формулировках и его стиле — все это свидетельствует о том, кем, по его разумению, он является.

Проследим то, чему Лакан противостоит в этом выступлении и какую идею психогенеза оспаривает. «Предложение о психической причинности» структурировано в трех частях:


  1. «Критика органической теории безумия, органо-динамизма Анри Эй»
  2. «Сущностная причинность безумия»
  3. «Психические эффекты воображаемого мира». В первой части своего выступления Лакан критикует теорию Эй, против которой он выдвигает доказательства психической причинности безумия как основной причины.
Выступая против органо-динамизма, Лакан напоминает, что безумие — это «феномен мысли», а не эффект неврологической дисфункции. Быть безумным, согласно его утверждению, не означает страдать от дезадаптации к реальности, которая бы отсылала к органическому дефициту. Это также не означает страдания от отсутствия контроля вследствие провала способности к синтезу интеллектуальных функций. Это также не связано с совершением ошибок суждения. Это означает мыслить свое собственное существование таким образом, при котором невозможно одновременное завоевание свободы и отношение с другим. Быть безумным — это абсолютное игнорирование того знания о себе, в котором ты уверен.

Чтобы ухватить критический подход Лакана, нужно вернуться к этической и клинической позиции Анри Эй, толкающих его на защиту органо-динамического генеза безумия. Органо-динамизм Эй возник как ответ на вопросы, очень близкие к тем, которыми задавался Лакан, поскольку Анри Эй развил свою теорию, в некотором смысле, чтобы спасти психиатрию от растворения в неврологии.

Clotilde Leguil «Sartre avec Lacan», стр. 42−43.


Made on
Tilda