«Само по себе лакановский ничего не означает, очевидно, что я не могу думать иначе, и все-таки нужно, чтобы я развил это утверждение, приняв его за отправную точку для того, что я буду делать в этом году. Я не думаю так, и уже давно, поскольку веду этот курс «Лакановская ориентация» с 1973 года. Я говорю ориентация, поскольку учение Лакана для меня действительно — это дело компаса, а не вопрос формул или догм для повторения, как мне предлагают это делать. Наоборот, в каждом случае — это вопрос нахождения стиля, способа пунктуации.
Это не связано с особой формой высказывания. Дело не в том, что повторяя, что желание — это желание Другого, мы становимся лаканистами. Быть может, наоборот, в каком-то случае, показать, что это совсем не так. Лакан приучил нас к таким кульбитам, завораживающими нас долгие годы. Мы никогда не были уверены в том, что он сформулирует дальше».

Que lacanien ne veuille rien dire, ce n'est évidemment pas mon avis, et il faut quand même que j'expose ça, comme point de départ de ce que je vais faire cette année. Ce n'est pas mon avis, et depuis longtemps, puisque j'ai fait ce cours sur «L'orientation lacanienne» depuis 1973. Je dis orientation car l'enseignement de Lacan est effectivement pour moi une affaire de boussole, et non une affaire de formules ou de dogmes à répéter, comme on me prête de le faire. C'est au contraire, dans chaque cas, un style de s'y retrouver, une façon de ponctuer. Ce n'est pas lié à un énoncé particulier. Ce n'est pas parce qu'on répètera comme un perroquet que le désir est le désir de l'Autre qu'on sera lacanien. Ca peut être, au contraire, en démontrant à l'occasion que ce n'est pas ça du tout. Lacan nous a habitué à ces volte-faces qui nous ont retenu en haleine pendant des années. On n'était jamais sûr de ce qu'il allait formuler la fois suivante.

Пунктуация от Ирины Макаровой:

«Честно говоря, я стала использовать это выражение, сначала не отдавая себе толком отчет в том, что она означает. Это выражение снискало свою популярность в русскоязычном поле. У меня «лакановская ориентация», или же, например, «я-лаканист»? Оно соблазняет своей простотой. Слово «ориентация» сваливается на потерявшихся в Лакане, как спасительный круг. Однако, оно было сказано Миллером в определенном контексте. Это спасение от чего? Простое на первый взгляд выражение скрывает под собой очень не тривиальные вещи. Ориентация в данном контексте противопоставляется догматическому отношению к учению Лакана. Те ориентация спасает от догматизма и повторения. Оно сказано в ходе первого сеанса, 18 октября 1981 года. Этот курс Миллер читает сразу после смерти Лакана. И уход из жизни Лакана ставит для него вопрос о подходе к его учению. Важно, на мой взгляд, и другое, «при случае показать, что это не так». Уже здесь мы видим намечаемую Миллером перспективу подхода к Лакану, не как к автору, а как к субъекту, познаваемому по противоречиям».
Made on
Tilda