Выйти из капиталистического дискурса. «La Cause du désir» N 150, июль 2020.

Выйти из капиталистического дискурса. «La Cause du désir» N 150, июль 2020.
А есть ли что сказать психоаналитикам по поводу капитализма? Жак Лакан использовал капиталистический дискурс для введения проблемы оборота товаров в мире и прибавочной стоимости (plus-value), формализованной Марксом, переформулировав ее как прибавочное наслаждение (plus-de-jouir). Капиталистический дискурс, с его отторжением потери, все больше раскручивает оборот, так как здесь нет никакого барьера, преграждающего наслаждение, ни удовлетворения, в противоположность четырем дискурсам, изобретенным Лаканом в 1969 году, — это царство прибавочного наслаждения без тормозов. Его вторгающиеся последствия теперь выходят на передний план: разрушение и потеря смысла речи у говорящих существ, отчуждение в объекте потребления, поддерживаемого фундаментальным фантазмом, расслоение социальной связи. Если капиталистический дискурс ничего не хочет знать про любовь, то Лакан предвидит в этом выход: «который, не будет прогрессом, разве что для немногих».
В этом номере «Причины желания»/«La Cause du désir» вы найдете некоторые ключи для чтения.
Акценты:
— неизданный ранее текст Жака Лакана.
— интервью с Жаном Картелье и Оливье Фаверо, Евой Иллуз, Изабель Тиро.
— неизданный ранее текст Жака-Алена Миллера.


ОТ РЕДАКЦИИ
ФАБИАН ФАЖНВАКС «КРИЗИС КАПИТАЛИСТИЧЕСКОГО ДИСКУРСА НАЧАЛСЯ»

Выйти из капиталистического дискурса, а не из капитализма: когда Жак Лакан указывает, что выход есть, он не подталкивает толпы к Occupy Wall Street, не предлагает создать политическую партию психоаналитиков и держит дистанцию по отношению к возможности такого выхода, о котором он говорит с оттенком иронии, что это «прогрессом отнюдь не станет, разве что для некоторых» [1] и читатель Лакана знает, какую дистанцию он соблюдает по отношению к любой идее прогресса.
«Дискурс капиталиста ничего не хочет знать о кастрации, он подвергает форклюзии (отбрасыванию) любовь», — говорит нам Лакан в «Я говорю со стенами». Эта неприязнь к потере заставляет капиталистический дискурс циркулировать между четырьмя элементами его архитектуры: наслаждение заступает на место потери, низводя любовь до уровня франчайзинговых товаров. Для психоанализа любовь занимает совершенно другое место, место рычага в переносе, позволяющем узнать об обитающей в каждом проклятой части, которая и подталкивает к подключению к этому контуру: и оно, это не ничто... (ça, ce n'est pas rien...) — сказал Лакан. Это прививка «pst» [2], к которой нас ведет Лакан, чтобы каждый услышал, как он наслаждается смыслом.
Как выйти из этого «на удивление умного» (drôlement astucieux) дискурса, составляющего разновидность дискурса господина, в котором образующая преграду для наслаждения невозможность исчезает в пользу оборота, производящего прибавочное наслаждение?
Нет уверенности в том, что этот контур, собственно говоря, составляет дискурс в том смысле, который Лакан придает этому термину; но в силу этого оборота каждый из четырех других дискурсов сегодня низведен до статуса кажимости, обнажая склонность к возвращению дискурса господина в политике и все более тесному альянсу между университетским дискурсом и идеологией неолиберализма.
Именно на стороне отношения к прибавочному наслаждению возникает выход, потому что путь, который указывает Лакан, — это путь святого, который, в отличие от накапливающего наслаждение капиталиста, дешарит (décharite) наслаждение — неологизм, резонирующий с благотворительностью (charité) и расточительством (déchet), за которое он себя выдает. Это прибавочное наслаждение обозначает непродуктивные расходы и антиутилитарное измерение, лежащее в сердцевине симптома, лечение которого направлено на извлечение несводимого ядра синтома. Следовательно, выход осуществляется потреблением того, что стремится потреблять в парадоксальном удовлетворении симптома. Капитализм эксплуатирует именно удовлетворение оборачиваемостью, потому что связь, которая связывает субъекта с объектом избыточного наслаждения и основывающаяся на фундаментальном фантазме каждого из них, не встречает никаких препятствий.
Лакан разработал прибавочное наслаждение, опираясь на анализ прибавочной стоимости Маркса: переход от промышленного капитализма к финансовому капитализму подтверждает эту модель — финансовый оборотный капитал, опирающийся на производство товаров, которые придают ценность акциям, пенсионным фондам и другому капиталу в свободном обращении. Сегодня мы подходим к тому, что Ян Мулье Бутан назвал когнитивным капитализмом. Предвидел ли Лакан ещё в 1969 году масштабы того, что он назвал рынком знаний (le marché du savoir), на который он указал в кризисе университетского дискурса?
С 1990-х годов одно слово оказывало воздействие на экономику: регулирование — финансовых потоков с помощью оффшорных компаний — международной торговли. Если кумулятивный эффект капитала нуждается в регулирующих механизмах для регулирования избытка, лежащего в основе растущего неравенства, психоанализ защищает не регулирование наслаждения, которое привело бы только к его сохранению, но его опустошение.
С возвращением на сцену государств, вынужденных справляться с нынешним кризисом в области здравоохранения, некоторые авторы объявили о конце капитализма. Это правда, что в 2008 году, во время кризиса ипотеки, мы видели, как государства спасали банки; экономист Пол Кругман иронично прокомментировал в колонке New York Times: «Государство — это проблема, но иногда оно может быть и решением» [3], что противоречит ультра-неолиберальным принципам Чикагской школы, отстаивающим сокращение вмешательства государства. Кругман напомнил кейнсианское правило, согласно которому государство вмешивается в регулирование рынка, пока не возобновятся «нормальные» времена. Один журналист недавно напомнил о золотом правиле неолиберализма: «во времена кризиса нет неолибералов» и подчеркнул, насколько во время пандемии «волшебные деньги были заново открыты, государство всеобщего благосостояния — это актив более длительных расходов и издержек» [4].
Таким образом, моменты кризиса обнажают пределы системы и реальную роль государства, превратившуюся в гаранта жизни на рынках. В настоящее время, как отмечают многие экономисты, «Кризис капиталистического дискурса», обозначенный Лаканом в 1972 году [5], вполне может подпитываться чередованием подъемов и кризисов.
В этом номере La Cause du désir, задуманном во время пандемии, изменившей наш образ жизни, ставится вопрос о том (s'intéresse), что мы можем извлечь из этого нового реального, и возвращаемся к штучкам любви (choses de l'amour), которые дискурс капиталиста полностью отбрасывает с целью их конфискации; он также прорубает окно для диалога между психоаналитиком и экономистами, с тем, что слышно из Китая и о чем там пишут, с ниспровержением капитализма, которое предлагает искусство, и открывает окна для изумительных фотографий.

Фабиан Фажнвакс, психоаналитик, член École de la Cause freudienne.

[1] Lacan J., « Télévision », Autres écrits, Paris, Seuil, 2001, p. 520.
[2] «Pst» — то есть чума, которую Лакан упоминает, ссылаясь на знаменитую историю, рассказанную Джонсом, согласно которой Фрейд, прибыв в Америку, сказал: «мы везем им чуму».
[3] Krugman P, « Crisis Endgame », The New York Times, 18 septembre 2008, disponible sur internet.
[4] Godin R., « Emmanuel Macron, saint Paul de l'État-providence ? », Mediapart, 13 mars 2020, disponible sur internet.
[5] Lacan J., « Du discours psychanalytique. Discours à l'Université de Milan, le 12 mai 1972 », paru dans l'ouvrage bilingue : Lacan in Italia 1953-1978. En Italie, Lacan, Milan, La Salamandra, 1978, disponible sur internet.

Содержание / Sommaire

ОТ РЕДАКЦИИ / ÉDITORIAL
«Капиталистический кризис начался», Фабиан Фажнвакс / «La crise du discours capitaliste est ouverte», Fabian Fajnwaks

СОБЫТИЯ / EVÈNEMENT
Дайте им подрасти! Об аргументах воинствующей педофилии, Франсуа Реньо / Laissez-les grandir! Sur les arguments des pédophiles militants, François Regnault

АРХИВ ЛАКАН / ARCHIVES LACAN
Узел РСВ и нет-сексуальных отношений, Лора Соколовски / Le nœud R.S.I. et le non-rapport sexuel, Laura Sokolowsky
К чтению от 17 декабря, Жак Лакан / À la lecture du 17 décembre, Jacques Lacan

ПСИХОАНАЛИЗ В XXI ВЕКЕ / LA PSYCHANALYSE AU XXIe SIECLE
Ответственные, Паскаль Фари / Responsables, Pascale Fari
Сыграть партию, Жак-Ален Миллер / Jouer la partie, Jacques-Alain Miller

ОММАЖ / HOMMAGE
К вопросу вербальных галлюцинаций у Лакана, Франсуа Сованья / La question des hallucinations verbales chez Lacan, François Sauvagnat

ЗАТОРМОЗИТЬ ОБОРОТ / FREINER LE CIRCUIT
Вариант(ы), Жаклин Дерэ / Variante(s), Jacqueline Dhéret
Неурядицы, Франсуаза Лабриди / Soubresauts, Françoise Labridy
Дискурс как выход из капитализма, Филипп Ла Санья / Le discours comme sortie du capitalisme, Philippe La Sagna
Восстание симптома, Вероник Воруз / L'insurrection du symptôme, Véronique Voruz
Выход здесь, Бернар Лекёр/ Par ici la sortie, Bernard Lecœur
Социальная дистанция и экстимность, Микель Бассольс / Distance sociale et extimité,
Miquel Bassols
Свобода или смерть, Франсуа Ансерме / La liberté ou la mort, François Ansermet
После локдауна, стартап? / Après lockdown, start-up ?, Anne Ganivet-Poumellec

ВСТРЕЧА С ЖАНОМ КАРТЕЛЬЕ И ОЛИВЬЕ ФАВЕРО / RENCONTRE AVEC JEAN CARTELIER ET OLIVIER FAVEREAU
Вопрос к капитализму. Обсуждение с двумя экономистами / Le capitalisme à la question. Conversation avec deux économistes, propos recueillis par Gilles Chatenay

ТВОРЕНИЕ И ПРИГЛАШЕНИЕ К ПИСЬМУ / UNE ŒUVRE ET SON INVITÉ À ÉCRIRE
Бэнкси: Love in the bin? Ив Депельсенер / Banksy : Love in the bin ? Yves Depelsenaire

ВСТРЕЧА С ЕВОЙ ИЛЛУЗ / RENCONTRE AVEC EVA ILLOUZ
Капитализм и Конец любви, Фабиан Фажнвакс / Le capitalisme et La fin de l'amour, propos recueillis par Fabian Fajnwaks
Беспощадность, жестокость и злобность между мужчинами и женщинами, Пьер Наво / Férocité, cruauté et méchanceté dans les rapports entre les hommes et les femmes, Pierre Naveau

ПАСС, ПРИКЛЮЧЕНИЕ 21 ВЕКА / LA PASSE, AVENTURE DU SIÈCLE
Чему / я служу / сжимаю ? Бенедикт Жюльен // À / quoi je sers / serre ? Bénédicte Jullien
Анализ, ощущение абсолютного риска, Клотильда Легиль / L'analyse, le sentiment d'un risque absolu, Clotilde Leguil
Разрушение бизнеса бессознательного, Орели Фовадель / Défaire le business inconscient, Aurélie Pfauwadel

ВСТРЕЧА С ИЗАБЕЛЬ ТИРО / RENCONTRE AVEC ISABELLE THIREAU
Кулуары доверия / Les couloirs de la confiance, propos recueillis par Ariane Chottin, Fabian Fajnwaks et Omaïra Meseguer

ОТКРЫТИЯ / EXPLORATIONS
Лакан, интерпретация и Дзен, Френк Роллер / Lacan, l'interprétation et le Zen, Franck Rollier
Китайский параллелизм Лакана 懂得 Тонг То, Натали Шарро с Чжан Тао / Un parallélisme chinois de Lacan 懂得 Tong Tö, Nathalie Charraud avec Zhang Tao

ИСХОДЫ / ISSUES
От оно служит к оно сжимает / De ça sert à ça serre, Daniel Pasqualin
Антисистема, Мари-Элен Бланкар / Antisystème, Marie-Hélène Blancard
Без фиксированного адреса / Sans domicile fixe, Romain-Pierre Renou
Крах бизнесмена / L'effondrement du businessman, Stéphanie Lavigne
«Наградить меня» / «Me bonifier», René Fiori
Маска монструозного наслаждения / Le masque d'une jouissance monstrueuse, Dominique Corpelet

ПУТЬ / PARCOURS
Ниспровергнуть психиатрический дискурс: изранные виньетки, Жан-Жак Букье / Subvertir le discours psychiatrique : vignettes choisies, Jean-Jacques Bouquier

ЗЕРКАЛО НАШЕЙ ЦИВИЛИЗАЦИИ: КИНО / UN MIROIR DE NOTRE CIVILISATION : CINÉMA
Тони Эрдманн или поэтика акта перед лицом дискурса рынка, Камило Рамирез / Toni Erdmann ou la poétique de l'acte face au discours des marchés, Camilo Ramirez

ИСТОРИЯ / HISTOIRE
Фуко художник, Пьер Сидон / Foucault peintre, Pierre Sidon

К БУКВЕ / À LA LETTRE
Скрытности, Агата Султан / Les Furtifs, Agathe Sultan

КРАТКО / BRÈVES
Martine Versel, Ariane Oger, Sylvie Goumet et Daphné Leimann

ОКНО – ВСТРЕЧА С ПАТРИКОМ ЛЕ БЕСКО / FENÊTRES – RENCONTRE AVEC PATRICK LE BESCONT

«Все может произойти», изобретение / «Tout peut arriver», l'invention de Gilbert Garcin,
propos recueillis par Ariane Chottin

Вы можете приоберсти данный номер, заказав его в онлайн магазине Школы Фрейдовской причины

https://www.ecf-echoppe.com/produit/sortir-du-disc...

Made on
Tilda